О борьбе против пыток, безнаказанности, и не только…
Для исполнения международных обязательств в Уголовный кодекс РТ в 2012 году была внесена отдельная статья 143(1) «Пытки». Но бума уголовных дел по этой статье не произошло. По данным правозащитников Таджикистана, пытки применяются систематически и остаются распространенной практикой...
Важной гарантией свободы от пыток является сбор информации о случаях и уголовных делах о применении пыток.
Как оказалось в открытом доступе практически отсутствует статистика по жалобам, расследованиям, судебному преследованию, обвинительным приговорам и средствам возмещения по всем делам, связанным с заявлениями о пытках и других формах жестокого обращения.
Мы попытались найти статистику из открытых источников, но такая информация есть только в отчетах Уполномоченного по правам человека и официальных отчетах в Комитет ООН по правам человека, а также на сайте Коалиции гражданского общества Таджикистана против пыток и безнаказанности.
 В аппарат Уполномоченного по правам человека в 2015 поступило 5 обращений ( 2016 -9, 2017 – 9,  2018 – 13,  2019 - 18) по предполагаемым случаям применения пыток и жестокого, бесчеловечного обращения при задержании. Обратившиеся, в основном, жалуются на действия сотрудников органов дознания, которые, предположительно, незаконно задержали их родственников и применили к ним силу и другие незаконные действия.
Исчерпывающей информации относительно обращений о возможном применении пыток на сайте Генеральной прокуратуры РТ нет. В свою очередь, и МВД официально не заявляет о статистике жалоб на своих сотрудников. Но, со ссылкой на них цифры публикуются в ежегодных докладах Уполномоченного по правам человека.
В Докладе Уполномоченного по правам человека со ссылкой на Генеральную прокуратуру приводятся данные о том, что в органы прокуратуры в 2015 году поступило 21 обращение (2016 -17, 2017 - 21, 2018 – 48, 2019 - 10) относительно предполагаемых случаев применения пыток.
Статистика с разделением по регионам, которую не публикует ни один госорган, есть в Коалиции гражданского общества против пыток и безнаказанности в Таджикистане.
Так, в организации-члены Коалиции в 2015 году поступило 45 обращений( 2016-57, 2017-66, 2018-44, 2019-52) о предполагаемых пытках и жестоком обращении.
Например, по всем регионам страны наблюдается увеличение обращений. Так в столице обращений было 13 в 2015 году, в 2019 году их было 16, также по региону Хатлон/ГБАО – с 10 в 2015 году количество обращений увеличилось до 14 в 2019 году. А вот по районам республиканского подчинения, наоборот, прослеживается уменьшение, в 2015 году было 7 обращений, а в 2019 - 6.

По данным Коалиции за последние пять лет удалось привлечь к ответственности 35 человек по уголовным делам за применение пыток и других форм жестокого обращения, включая дела о «дедовщине». По 8 делам по искам о компенсации морального и материального вреда, причиненного вследствие применения пыток, которые выбраны Коалицией в качестве стратегических, получено от государственных органов 138 600 сомони.
«Запрет пыток является абсолютным в соответствии с международным правом. Пытки и жестокое обращение не могут быть оправданы по какой-либо причине. Свобода от пыток - одно из тех прав человека, которые являются важными, и его нельзя ограничивать или приостанавливать ни при каких обстоятельствах. Любое нарушение не допускающее отступление запрета на пытки и жестокое обращение должно наказываться в соответствии с действующим законодательством. Государство должно делать все возможное для предотвращения, расследования и наказания виновных в применении пыток и жестокого обращения».
Шоира Давлатова
руководитель Медиа-группы Коалиции против пыток и безнаказанности в Таджикистане, исполнительный директор ОО «Независимый центр по защите прав человека»
На кого больше жалуются?
Согласно статистике обращений в Коалицию, оказалось, что чаще всего жалуются на пытки в милиции.
«За последние пять лет ,согласно нашей статистики, больше всего заявлений о применении пыток и жестокого обращения со стороны сотрудников милиции подаются в Министерство внутренних дел Республики Таджикистан».
Гульчехра Холматова, руководитель Группы правовой помощи Коалиции, исполнительный директор ОО «Мир права»
Стоит отметить, что пытки и жестокое обращение по времени чаще применяются с момента фактического задержания до получения санкции суда на арест.
Если относительно пыток со стороны сотрудников МВД в 2015 году было зарегистрировано 24 обращения, то в 2019 году их стало уже 40. В этом списке присутствуют и другие правоохранительные органы, но со значительно меньшими показателями. В последние годы «не брезгуют» жестоким обращением и образовательные учреждения.
«Отказное дело»
Смерть 33-летнего Хуршеда Бобокалонова, молодого, талантливого, подающего большие надежды врача-онколога была настолько же нелепа, насколько и трагична...
Дело Хуршеда Бобокалонова уже более десяти лет продолжает оставаться «отказным», и пока речи о привлечении к ответственности виновных в смерти человека не идет...
А теперь по порядку… 27 июня 2009 года вся страна отмечала очередной День национального примирения, центр столицы усиленно патрулировался правоохранителями. В это время Хуршед со спортивной сумкой в руках возвращался с тренировки. На главном проспекте столицы он направился к обочине, чтобы остановить такси.

фото: Радио "Озоди"
Сотрудники милиции окриком попытались остановить его, но Хуршед не обратил на это внимание. Милиционеры подошли поближе и также грубо потребовали показать содержимое сумки, Хуршед не подчинился…
Спустя некоторое время его силой заталкали в патрульную машину, как позже было задокументировано - «за оказание сопротивления сотрудникам милиции и для проведения наркологической экспертизы на алкогольное опьянение». Когда его доставили в отдел милиции столичного района И.Сомони, Хуршед был уже мертв.
О смерти Хуршеда Бобокалонова стало известно на следующий день.
Из заключения судебно-медицинской экспертизы: «Смерть Бобокалонова Х. наступила от механической асфиксии в результате закрытия дыхательных путей рвотными массами, о чем свидетельствует наличие рвотной массы в просвете дыхательных путей, острая эмфизема легких и сердца (пятно Тардье), резкое полнокровие внутренних органов, малокровие селезенки, обильные трупные пятна».
Экспертиза обнаружила также следующие телесные повреждения: ссадины в области обеих голеней и коленных суставов, тыльной поверхности правой кисти, лобной области слева, теменной области справа.  Характер повреждений поверхности ссадин влажный и дает основание считать, что «они получены от действия твердых тупых предметов незадолго до наступления смерти».
Тело сына матери передали только после многократных обращений в соответствующие органы. Родственники Хуршеда Бобокалонова неоднократно заявляли в СМИ, что при задержании Хуршед был сильно избит: "Его одежда была в крови, на теле были видны многочисленные следы ссадин, у него был отбит нос, кровоточила рана на затылке и подбородке". 

фото: Нозим Каландаров
Кстати, об этом написала в своем обращении в Комитет по правам человека ООН мать Хуршеда Саодат Кулиева. Окровавленную одежду сына она сохранила как вещественное доказательство.
По официальной версии, которую огласило МВД Таджикистана, Бобокалонов скончался от "сердечной недостаточности, а также от закрытия пищей дыхательных путей".
Спустя несколько дней, 6 июля, прокуратура района И. Сомони возбудила уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности». Производство по данному делу несколько раз приостанавливалось с различной мотивировкой, например, «в связи с неустановлением лиц, причастных к смерти Бобокалонова Х.». Но, снова и снова возобновлялось по жалобам матери в Генпрокуратуру. Проводились различные экспертизы. В ходе проведения этих экспертиз были обнаружены расхождения с теми результатами экспертизы, которые были получены первоначально. Проводились следственные эксперименты… Но, увы, виновность сотрудников милиции в применении пыток и смерти Хуршеда Бобокалонова так и не были установлены.
"Пройдя все механизмы защиты прав человека внутри республики, Саодат Кулиева 23 февраля 2015 года обратилась с индивидуальной жалобой в Комитет по правам человека ООН о признании факта применения пыток и жестокого бесчеловечного обращения в отношении её сына Хуршеда Бобокалонова, впоследствии приведших к его гибели.
10 марта 2020 года Комитетом по правам человека ООН после прохождения процедур рассмотрения индивидуальной жалобы Саодат Кулиевой были приняты Соображения в отношении Республики Таджикистан о признании факта применения пыток и жестокого бесчеловечного обращения со стороны сотрудников милиции в отношении потерпевшего Хуршеда Бобокалонова, которые затем были направлены для принятия мер таджикским властям", - говорит Абдурахмон Шарипов.

Абдурахмон Шарипов
адвокат
Коалиция: вместе против пыток
Коалиция гражданского общества Таджикистана против пыток создана в 2011 году, она объединяет более чем 80 человек, представителей правозащитных организаций, адвокатов, журналистов, психологов и экспертов для искоренения пыток в Таджикистане.
О работе в сфере оказания правовой помощи жертвам пыток мы попросили рассказать руководителя Группы правовой помощи Коалиции, исполнительного директора ОО «Мир права» Гулчехру Холматову.
Коалиция придает большое значение вопросам оказания индивидуальной правовой помощи жертвам пыток и членам их семей. Исходя именно из этого принципа, в 2011 году одной из первых рабочих групп, созданных при Коалиции, была Группа правовой помощи (ГПП).
В нее входят представители общественных организаций, юристы и адвокаты, имеющие практический опыт предоставления юридической помощи. Участниками ГПП являются «Мир права», «Независимый центр по защите прав человека», «Центр по правам человека», «Нотабене», «Правовая инициатива» и адвокаты — партнеры коалиции Аскар Турсунов, Умед Ниязов, Абдурахмон Шарипов.


Гульчехра Холматова
Заявителю разъясняются правила и методы нашей работы, а также риски, которые могут возникнуть в процессе. Он подписывает трёхсторонний договор между ним, организацией и адвокатом об оказании безвозмездной юридической помощи. Важно подчеркнуть, что юридическая помощь предоставляется только по факту применения пыток и жестокого обращения, по предъявленному обвинению мы не предоставляем адвоката.
Наша работа включает в себя ряд мероприятий, таких как: документирование сообщения о пытках и жестоком обращении; предоставление юридической помощи, включая юридическое сопровождение и представление интересов в органах государственной власти и  суде; координацию деятельности по оказанию юридической помощи с другими организациями, адвокатами, экспертами, СМИ; сотрудничество с практикующими адвокатами по вопросам повышения знаний в области национальных и международных стандартов борьбы с пытками и жестоким обращением; использование международных механизмов защиты, включая подачу индивидуальных жалоб в Комитет ООН по правам человека.
Члены Коалиции объединяют ресурсы для предоставления юридической помощи жертвам пыток.

К примеру, если поступает информация о крупномасштабных нарушениях прав человека, создаются группы быстрого реагирования.
А в случае необходимости получения данных из региона, в котором у ведущей дело организации нет представительства, зачастую может помочь другой член Коалиции.
Кроме того, ГПП осуществляет анализ СМИ на выявление сообщений о пытках или жестоком обращении и ведет статистику фактов, зарегистрированных Коалицией.
Сопротивление системы
Рассказывая о трудностях при оказании правовой помощи жертвам пыток и жестокого обращения, Гульчехра Холматова подчеркнула: «Общественные организации не могут самостоятельно проводить расследование или наказывать виновных в применении пыток лиц, мы также обращаемся в правоохранительные органы и используем существующие правовые процедуры и механизмы защиты жертв пыток. Мы должны помнить о том, что правоохранительная деятельность — это деятельность специально уполномоченных государственных органов.
"На наш взгляд, рост обращений в общественные организации за правовой помощью связан с тем, что граждане не всегда удовлетворены результатами своих обращений в правоохранительные органы.
Наш опыт показывает, что не все жалобы на применение пыток и жестокого обращения доводятся до стадии судебного разбирательства, и причин этому много: отсутствие доказательной базы, независимых судебных медицинских экспертов, отказ жертв от дальнейшего обжалования ввиду разочарования, стресса, давления, недостаточности финансовых и временных средств, чтобы «обивать пороги» компетентных органов, отсутствие правовых знаний, круговая порука среди некоторых правоохранительных органов в отдельных районах и многое другое.
И очень жаль, что во всей этой сложной системе взаимодействия государственных органов и институтов по борьбе с пытками и безнаказанностью простые граждане просто «теряются» и нуждаются в квалифицированной юридической помощи.
Пожалуй, каждое дело о применении пыток является сложным, так как по ним наблюдается очень сильное сопротивление системы.
Очень часто органы следствия и прокуратуры игнорируют ходатайства и жалобы адвокатов по делу, либо необоснованно затягивают предоставление ответов, не соблюдая сроки уголовно-процессуального законодательства. Ходатайства адвокатов, как правило, содержат чрезвычайно важные факты и вопросы и требуют безотлагательного выяснения, чтобы установление истины стало возможным, но они часто сталкиваются с беспочвенным затягиванием сроков следствия", - поведала Гульчехра Холматова. 
"Конечно же, самая большая проблема для нас — это устойчивое отсутствие эффективного и своевременного расследования жалоб о применении пыток, а также нежелание сотрудничать с адвокатами», - говорит Гульчехра Холматова

Анатомия безнаказанности
Зачастую, по различным причинам жертвы пыток и жестокого обращения отказываются от дальнейшего обжалования действий правоохранителей, что соответственно приводит к безнаказанности «пытателей».
«Действительно, бывают такие случаи, когда жертвы пыток  и жестокого обращения отказываются от дальнейшего обжалования противоправных действий сотрудников правоохранительных органов. Причин отказа, на наш взгляд, несколько. Одной из причин является длительность и сложность процесса рассматриваемых заявлений. Многие жертвы устают от бесконечных скитаний по различным инстанциям. Также еще одной причиной являются преследование и запугивание жертв, их адвокатов и семей со стороны сотрудников правоохранительных органов, которые обвиняются в пытках. Это является значимым препятствием, так как в настоящее время нет эффективных гарантий защиты заявителей и свидетелей от преследования. Можно отметить следующей причиной и страх жертв пыток, которые, опасаясь мести предполагаемых «пытателей», не желают поддерживать дальнейшее обжалование.
 Все это приводит к неэффективному расследованию и безнаказанности виновных в совершении преступлений».
Гульчехра Холматова,руководитель Группы правовой помощи Коалиции, исполнительный директор ОО «Мир права»
Реабилитация после…
В Коалиции гражданского общества Таджикистана против пыток работает система реабилитации жертв пыток – психологической и социальной помощи. Рассказать о работе Группы реабилитации лиц, переживших пытки и (или) членов их семей, мы попросили исполнительного директора ОФ «Правовая инициатива» Гулчехру Рахманову.
В первую очередь, мы заинтересовались вопросом: «Предусмотрены ли законодательством страны конкретные механизмы и программы для оказания реабилитационных услуг жертвам пыток или жестокого обращения?».
«К сожалению, относительно лиц, переживших пытки и/или членов их семей законодательство РТ не предусматривает конкретные механизмы по оказанию реабилитационных услуг, хотя в мае 2018 года Комитет против пыток ООН предложил ряд рекомендаций Правительству Республики Таджикистан. В частности, это обеспечение жертв пыток получением возмещения и реабилитации, а также право на справедливую и адекватную компенсацию и др. Однако на сегодня рекомендация пока что не выполнена», - ответила специалист.  

Гульчехра Рахманова
За последние пять лет Группой по реабилитации лицам, пережившим пытки, и/или членам их семей оказывалась максимально возможная помощь в восстановлении самостоятельности и физических, душевных, социальных и профессиональных способностей, а также их полной социальной интеграции. Среди них есть как мужчины, так и женщины.
Но число мужчин, прошедших курс реабилитации, немного больше, чем представительниц прекрасного пола. Если членов семей лиц, подвергшихся пыткам, в 2015 году было 6, а напрямую пострадавших от пыток – 4, то в 2019 году членов семей, прошедших курс реабилитации, было 29, а вот количество лиц, непосредственно подвергшихся пыткам и прошедших восстановительный курс, возросло до 21.
Итак, с 2015 по 2019 год на реабилитацию поступило 175 человек: из них напрямую пострадавших от пыток и жестокого обращения - 78 человек и члены семей – 97 человек. Из общего числа: женщин - 83, мужчин - 92, из них несовершеннолетних 18 (8 мальчиков и 10 девочек).
Пытки: почему это происходит, и что с этим делать?
Эффективность борьбы с пытками и безнаказанностью начинается с нулевой терпимости. Важным элементом в этой борьбе является прозрачность и подотчётность государства о всех мерах, которые предпринимаются в этой сфере, как на системном уровне в виде принимаемых законов, политик и проводимых реформ, так и по индивидуальным случаям реагирования, расследования и преследования виновных в применении пыток лиц. К сожалению, на практике мы видим полное отсутствие или ограниченную информацию от государственных органов. По мнению экспертов, озвучиваемая от случая к случаю правоохранительными органами статистика не показывают реальную картину о масштабах применения пыток и случаев бесчеловечного обращения, а также о предпринимаемых мерах в этом направлении.

По мнению доктора юридических наук Шокирджона Хакимова, проблема заключается в том, что уровень знаний и степень профессиональной подготовленности кадров в системе правоприменительных органов, особенно осуществляющих дознания и следственные действия, очень низкая.
«Несмотря на солидную нормативно - правовую базу, в том числе имплементацию международных правовых актов, вынуждены использовать пытки как средство принуждения подозреваемых и обвиняемых в совершении тех или иных деяний. На жесткое и неадекватное обращение в правоохранительных органах неоднократно обращали внимание неправительственные организации и специализированные международные институты, а также субъекты информационного пространства. Однако меры, принятые соответствующими уполномоченными структурами, оказались неэффективными», - считает собеседник.

Шоикирджон Хакимов
По моему мнению, кроме низкого уровня профессиональных знаний сотрудников правоохранительных органов имеются такие моменты, способствующие использованию пыток и жесткого обращения по отношению к подозреваемым и обвиняемым, как неправильная кадровая политика, кумовство, коррупция и чувство безнаказанности.
Шокирджон Хакимов,эксперт
«Разумеется, к решению данной проблемы необходимо подходить последовательно и комплексно. В противном случае из-за отсутствия реальной политической воли и обеспечения верховенства закона в этой важной сфере государственной деятельности невозможно добиться реальных успехов, что, несомненно, отрицательно влияет и на международную репутацию нашей государственности», - отметил собеседник.

© All Right Reserved
ОО «Независимый центр по защите прав человека» 
tjichrp@gmail.com